Чавес сгнил, страна сломалась

Последние пару лет Венесуэла буквально агонизирует: экономика терпит крах, из магазинов пропадает еда, на городских улицах идут бои между полицейскими, оппозицией и бандитами. Между тем ситуация стала ужасной не за один день — корреспондент Associated Press Ариана Кубийос наблюдала, как страна медленно погружалась в хаос.

venes2

Венесуэльцы едят мусор, делают аборты и пытаются свергнуть власть

«Жители Каракаса прежде были оптимистичны и амбициозны. Мои друзья покупали квартиры, машины, планировали карьеру. По выходным мы выбирались на чистейшие пляжи Карибского моря и пили импортный виски в ночных клубах. Дешевой еды было столько, что один из моих первых материалов был посвящен проблеме ожирения в стране».

«Где-то года за три из страны уехало большинство моих друзей. Ушли компании международной телефонной связи, а также шесть международных авиакомпаний. Я привыкла таскать целые кирпичи местных банкнот, чтобы платить за еду. Мы все еще ездили на пляж, но возвращались пораньше — пока на улицу не вышли бандиты. Светофоры стали просто украшением улиц — люди не останавливались на них, боясь, что их выкинут из машины».

venes

Изображение бывшего президента Венесуэлы Уго Чавеса; рядом — призыв голосовать за его двоюродного брата Архениса, кандидата в Национальную ассамблею. Фото: Fernando Llano / AP

«Не было никакой войны, никаких стихийных бедствий. Всему виной было неумелое управление страной, которое после падения цен на нефть в 2015-м привело к национальной катастрофе».

«Ситуация в стране становилась все хуже. Находящиеся у власти социалисты принялись винить во всех бедах империалистов. Однажды американские борцы с наркотиками задержали двух племянников первой леди по обвинению в перевозке запрещенных веществ, и граффити вроде «Гринго, валите домой» появились на зданиях по всему городу».

«Правительство Мадуро винит в развале экономики США и крупных бизнесменов, однако большинство экономистов склонны считать, что причиной стало госрегулирование цен и чехарда с валютными курсами».

«Экономическая политика почти всегда порождала ежедневные трудности. Однажды власти постановили: отныне яйца должны продаваться по 30 центов за десяток. На следующую неделю яйца из магазинов исчезли. Их до сих пор нет».

«Поначалу отсутствие еды воспринималось как нечто из ряда вон выходящее. Мои венесуэльские друзья привыкли закупаться в Майами. Когда я ездила домой, меня просили купить парфюм, кожаные куртки, айфоны и презервативы. Я брала два пустых чемодана и привозила множество всякой всячины. Со временем кризис стал серьезнее, а по моему списку покупок можно было судить о разворачивающихся в стране личных драмах: меня просили привезти лекарства от сердечной недостаточности, средства от детской эпилепсии, таблетки для прерывания беременности. Противогазы».

«Ситуация становилась все хуже. Когда я впервые увидела очередь в пекарню около дома, я даже решила ее сфотографировать. Удивительно: настоящая хлебная очередь!»

«Постепенно наступил настоящий голод. Люди стали копаться в мусоре, вытаскивая овощные очистки и размякшие корочки от пиццы и немедленно поедая их. Казалось, дальше падать некуда. Потом, правда, у пекарни по утрам вновь появились толпы, но они приходили уже не за хлебом. Люди вставали в очередь, чтобы поесть мусор».

«Коллапс был столь стремительным, что свидетельства хорошей жизни никуда не делись. В столице множество шикарных ресторанов — хотя за столиками чаще всего никого нет. Работают и салоны по продаже люксовых автомобилей: они ждут нажившихся на коррупции клиентов».

Однажды в городе Баринас журналистку затолкали в машину неизвестные вооруженные люди. Кубийос боялась, что ее похитили бандиты, но оказалось, что это секретная полиция. Они несколько часов продержали ее в участке, а потом приказали убираться из города, сопроводили до аэропорта и посадили в самолет до Каракаса.

«Наконец я решила уехать из страны. Мне кажется, стоит упомянуть чудесных попугаев сине-золотой расцветки, которые стайками летают над столицей. Или можно просто привести цитату из Габриэля Гарсии Маркеса, который однажды написал о Каракасе: «То, что я не остался в этом дьявольском городе, — одно из самых прекрасных разочарований моей жизни»».

«Но я все думаю о Нубии Гомес, которая убирает в доме, где я жила. Она расплакалась, когда я сказала ей, что уезжаю. Ее дочка эмигрировала в Испанию, ее друзья и клиенты тоже покидают страну. Я хотела утешить ее и сказала, что, возможно, скоро все вновь будет нормально. «Нет, не будет, — ответила Нубия сквозь слезы. — Очень долго не будет»».

lenta.ru

Оставьте комментарий

Copyright © 2011 - 2015 © Современные летописи ·