Владимир Путин намерен взять курс на Азию

atec

Лазерное пиротехническое шоу в честь проведения саммита АТЭС во Владивостоке. Фото РИА Новости, Григорий Сысоев

Организация стран Азиатского-Тихоокеанского экономического сотрудничества завершила свой саммит на Дальнем Востоке России. Для России встреча с партнерами по АТЭС, объединяющей более 20 стран, стала одним из важнейших событий 2012 года: Европа, раздираемая кризисом, слабеет, тогда как страны АТЭС во главе с китайским локомотивом продолжают наращивать мускулы. Москва, цепляющаяся за европейский рынок, пытается усидеть на двух стульях сразу, но предпочтение, хотя бы и на словах, отдает восточному направлению.

АТЭС — эдакий клуб экономических тяжеловесов — объединяет три крупнейшие экономики мира (США, Китай и Япония), отвечая более чем за половину мирового ВВП и 44 процента международной торговли. На долю АТЭС, объединяющей 21 страну мира, приходится 40 процентов населения планеты. Решения организации не носят обязательного для стран-участниц АТЭС характера, однако Россия, как, впрочем, и другие страны, рассматривает Азию, чья экономика демонстрирует достаточно высокие темпы роста, в качестве элемента укрепления собственных экономических показателей после кризиса 2008—2009 годов.

Краткие итоги последнего саммита вряд ли можно назвать внушительными: Россия обещала нарастить экспорт зерна, Китай — значительные инвестиции в собственную инфраструктуру. Кроме того, страны АТЭС одобрили список из 54 экологических товаров, импортные пошлины на которые будут резко сокращены к 2015 году, а частные компании подписали ряд отдельных контрактов. Но разочарованием для России саммит АТЭС на Дальнем Востоке, к которому страна готовилась с 2007 года, не стал. Дело в том, что для руководства России встреча представителей организации, формально ориентированной на создание экономических преимуществ для входящих в нее стран, это прежде всего значимое внешнеполитическое событие. Аналитики все чаще заговаривают о гипотетической восточной стратегии президента Владимира Путина, пока что еще позиционирующего Россию в качестве моста из Европы в Азию.

Москва, озабоченная диверсификацией экономики, прекрасно понимает, что экономическая мощь тихоокеанского региона, а вместе с ней и политическое влияние АТЭС, продолжают расти, тогда как традиционный партнер России — Европа, ослабленная экономическими и политическими дрязгами, продолжает терять позиции в списке глобальных центров влияния. Евроскептицизм Москвы вряд ли пойдет на спад, а, напротив, будет нарастать вслед за новым витком экономико-политического кризиса в еврозоне. В таких условиях перспективы проекта интеграции РФ в единый блок с Европой, генерирующей 16 процентов мирового ВВП, представляются крайне сомнительными: стороны расходятся по целому ряду ключевых вопросов — от ограничений конкуренции до соблюдения прав человека. Кроме того, европейская бюрократия доставляет Москве немало хлопот в ключевом для нее газовом вопросе, что особенно чувствительно на фоне значительных изменений в структуре мирового и, прежде всего, европейского газового рынка.

В дни саммита Брюссель начал антимонопольное расследование в отношении «Газпрома», которое президент Путин во Владивостоке объяснил желанием еврочиновников добиться от российского концерна субсидирования стагнирующей экономики ЕС за счет поставок газа по нерыночным ценам в Восточную Европу. И, чтобы сгладить впечатление от своего выступления, добавил, что ни о какой торговой войне речи не идет, а Россия искренне желает успеха европейским партнерам в преодолении трудностей. Тем временем «Газпром» и правительство Японии на саммите АТЭС занимались тем, что подписывали меморандум о совместном проекте по строительству завода по сжижению газа во Владивостоке стоимостью в 7 миллиардов долларов.

Руководство газового концерна осталось настолько довольно саммитом, что глава «Газпрома» Алексей Миллер с воодушевлением пообещал совершить стахановский рывок на данном направлении. «Рынок стран АТР — наиболее емкий в мире, и в самые ближайшие годы объемы газа, поставляемые на него „Газпромом“, превысят объемы поставок в Европу. Восточная газовая программа является нашим приоритетом и активно реализуется, но с учетом динамики роста спроса на газ в АТР сейчас будут приняты решения по ее значительному ускорению», — полагает Миллер. Но одной только газовой программой Москва ограничиваться не собирается: Россия смещает свои внешнеполитические акценты в сторону Тихого океана, и саммит АТЭС во Владивостоке стал символом этих перемен в системе координат.

Первый вице-премьер Игорь Шувалов, выступая во Владивостоке накануне саммита, подтвердил, что гигантские инвестиции в развитие города (более 660 миллиардов рублей) призваны подчеркнуть интерес российских властей к региону. «Лидеры увидят, что есть такой город с такими людьми, осознают всю серьезность намерений Российской Федерации работать в этом регионе — и интерес со стороны бизнеса будет совершенно другой», — заявил Шувалов. И добавил, что российские власти, учредившие специальное министерство по развитию Дальнего Востока, хотели бы, чтобы баланс внешней торговли страны, более 50 процентов которого сейчас завязано на Евросоюз, постепенно склонился в пользу Азиатско-тихоокеанского региона (на страны АТЭС приходится около 20 процентов внешнеторгового оборота РФ), утверждающегося в качестве мирового центра деловой и политической активности.

Для того чтобы переориентировать Россию на восток, явно недостаточно просто провести саммит АТЭС на острове Русский. Скорее, саммит станет первым шагом на пути к реализации гораздо большего по масштабам проекта по подъему русской Азии. Тем более что претензии России на более тесную интеграцию в Азиатско-тихоокеанском регионе не встречают особенного сопротивления ни у кого из стран — участников АТЭС. Напротив, ряд государств в этом прямо заинтересованы. Сотрудничество с Японией, несмотря на территориальные споры, развивается довольно успешно, а Китаю требуется не только стабильность северного соседа, но и его ресурсы для развития пограничных с Россией территорий. Но заявить сейчас с уверенностью, что Москва выработала внятную политику на данном направлении, пока еще невозможно.

На востоке России руководство страны преимущественно действует через государственные и квазигосударственные инвестиции, надеясь на то, что масштабные вливания средств в экономику региона привлекут ресурсы из Китая, Японии, Кореи, США, стран Юго-Восточной Азии. Развитие же экономики, полагает Москва, станет импульсом для внутреннего развития всего дальневосточного региона России. И надо сказать, что подобные надежды отчасти оправдались: интерес к региону, хотя бы и внутри самой России, правительству Владимира Путина подстегнуть удалось. Другой вопрос, сможет ли Москва воспользоваться своими естественными преимуществами в регионе, чтобы саммит АТЭС не превратился в грандиозные похороны не только перспективной дальневосточной заявки, но и самого региона, отделенного от Москвы девятью тысячами километров железной дороги.

Нерешенным остается, прежде всего, вопрос о том, как остановить отток населения с Дальнего Востока (вопрос этот некоторое время назад еще и осложнялся страхами перед агрессивной экспансией Китая). И понимания того, как его решать, у власти, похоже, нет. Слабая защищенность прав собственности и плохой инвестиционный климат в регионе также никуда не делись, как и нерациональное инвестирование средств, символом которого стало строительство моста на остров Русский, где никто толком-то и не живет. Все это в немалой степени объясняет, почему в том же Владивостоке «Единая Россия» пользуется низким доверием у населения, а в лидерах числится КПРФ. И для того, чтобы вернуть доверие местного населения, власти нужно будет немало потрудиться.

Перспективы развития восточного направления будут зависеть, во-первых, от того, сумеют ли власти справиться с накопившимися за последние десятилетия внутренними проблемами, а во-вторых, от того, удастся ли Москве развить успех проектов, которые на данном направлении все же удалось реализовать (к примеру, нефтедобыча на Сахалине). Пока же говорить о серьезной заявке на то, чтобы Дальний Восток превратился в экономический форпост России, несколько преждевременно.

Ключкин Антон

lenta.ru

Оставьте комментарий

Copyright © 2011 - 2015 © Современные летописи ·