Обыкновенный лоббизм

rr

Российский бизнес на Западе считают в лучшем случае полукриминальным, в худшем — мафиозным. Чтобы получить пропуск в высший свет, без помощи представителей тамошней деловой и политической элиты не обойтись.

Первым это понял глава ЛУКОЙЛа Вагит Алекперов. В начале 1990-х он, будучи замминистра топлива и энергетики СССР, отправился в США, чтобы посмотреть, как работают BP, Agip и Chevron. Тогда же он обратился к BP с просьбой помочь ему в создании ЛУКОЙЛа и в обмен на стратегическое партнерство представлять его интересы на Западе. Но в BP отказались. «Мы считали это несбыточной мечтой, — вспоминает Дейвид Риэрдон, сотрудник BP, принимавший участие в переговорах, в беседе с первым главным редактором русского издания Forbes Павлом Хлебниковым. — Мы и представить не могли, что можно приватизировать лучшие нефтяные ресурсы Советского Союза».

Отказ транснациональной корпорации не сильно расстроил Вагита Алекперова. Сначала он передал имущество нефтяной промышленности государственной холдинговой компании «Роснефть», сделав ее руководителем своего друга Александра Путилова. Двое его подчиненных возглавили государственные нефтяные компании в Туркменистане и Казахстане. В дальнейшем это помогло бизнесмену в борьбе с американцами за месторождения на территории бывшего СССР. Например, ему удалось потеснить в Казахстане такого мирового гиганта, как Chevron.

К началу 1995 г. американцы уже вложили в Тенгизское месторождение $700 млн и обязались инвестировать еще $10 млрд в течение последующих двадцати лет. Его запасы (9 млрд баррелей) составляли примерно три четверти запасов на момент открытия аляскинского месторождения в 1967 г. Но Chevron был вынужден использовать для экспорта российскую трубу и перевозить нефть по российской же железной дороге. «Если нас примут в Тенгизский консорциум, мы обязуемся решить проблему с трубой», — заявил Вагит Алекперов в конце 1995 г. Через несколько месяцев Chevron и Казахстан дали согласие на участие ЛУКОЙЛа в Тенгизском проекте.

Чего это стоило ЛУКОЙЛу, неизвестно. Но когда переговоры перешли в решающую стадию, Алекперов «подарил» президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву эксклюзивный самолет Як-142 «Лорд» стоимостью около $20 млн. Он заказал лайнер для деловых поездок в 1995 г. Его салон был признан лучшим за последние 11 лет (до того момента таковым считался салон «Боинга» премьер-министра Японии). «Даром ничего не бывает, — констатировал в одном из интервью Вагит Алекперов, — просто формы оплаты разные».

Вакансии для бывших К помощи иностранцев прибегают практически все крупные отечественные бизнесмены и многие госкомпании. Накануне IPO «Роснефти» в ее совет директоров пришел из Barclays Capital Ханс Йорг Рудлофф, совет директоров «Связьинвеста» возглавил гражданин Франции князь Александр Трубецкой, бывший федеральный канцлер ФРГ Герхард Шредер руководит комитетом акционеров газпромовского Nord Stream AG. «У „Газпрома“ есть еще один „полутяжеловес“ — экс-премьер Финляндии Пааво Липпонен», — напоминает директор East European Gas Analysis Михаил Корчемкин. Он был консультантом европейского представительства Nord Stream по вопросам воздействия строительства газопровода на экологию. Благодаря своему авторитету Пааво Липпонен смог добиться согласия Финляндии на то, чтобы газовая труба прошла сквозь ее территориальные воды. Не исключено, что лоббирование этого проекта стоило финскому экс-премьеру кресла президента Евросоюза. В июле 2009 г. глава комиссии эстонского парламента по европейским делам Марко Михкельсон заявил в своем блоге, что Липпонен не подходит на пост руководителя ЕС, поскольку работает на российский концерн. А судя по утечкам в Wikileaks, президент Эстонии Тоомас Хендрик Ильвес был уверен, что Герхард Шредер и Пааво Липпонен «подкуплены» Россией. Впрочем, сотрудничество с «Газпромом» не помешало Липпонену продолжить политическую карьеру. Сейчас он является кандидатом в президенты Финляндии.

Работают бывшие европейские политики и на российских миллиардеров. Экс-советник по внешней политике Маргарет Тэтчер лорд Чарльз Пауэлл продолжает советовать компании «Альфа-Капитал» Михаила Фридмана, экс-комиссар Евросоюза по делам торговли Питер Мендельсон помогает Олегу Дерипаске, а бывший посол Швейцарии в ФРГ Томас Борер-Филинг — Виктору Вексельбергу. «В большинстве случаев это, скорее, „свадебные генералы“ или „декоративные американцы“, — полагает директор московского офиса Tax Consulting U.K. Эдуард Савуляк. — Они не более чем респектабельная „спутница“ или „титул“, позволяющие русским бизнесменам „выйти в свет“. Поэтому их основная функция не помочь провести IPO или создать бизнес, а, скорее, сделать „этих русских“ более „понятными“ для чопорного западного мира больших денег и придать им больше лоска».

В консалтинговой Strategy Partners Group до 2008 г. работал Жоэль Лотье. В консультационном бизнесе он с 2000 г., но еще задолго до начала своей бизнес-карьеры Лотье был известен как один из ведущих шахматистов Франции и тренер Владимира Крамника. «Его роль в нашей компании была очень важна, — подчеркивает основатель Strategy Partners Александр Идрисов. — Его личный опыт и авторитет помогали нашим клиентам договариваться с иностранцами и встраиваться в международные альянсы. Поскольку ему доверяют на Западе, он работает на имидж, смягчает первую переговорную позицию, объясняя, что российский бизнес это не мафия, а нормальные деловые отношения». Сейчас господин Лотье продолжает работать в России, возглавляя компанию RGG Capital, специализирующуюся на подготовке и сопровождении сделок M-and-A. Речь идет о помощи в приобретении активов за рубежом нашими компаниями и покупке российских активов иностранными игроками. «Основная задача иностранных лоббистов — усадить за стол переговоров „наших“ с единицами, принимающими решения, дать „нашим“ свои рекомендации и хотя бы возможность высказать свои предложения, — поясняет Эдуард Савуляк. — Ну а дальше уже „наши“ не должны упустить свой шанс».

Легализация по-русски Понятно, что главная цель российских бизнесменов и представителей правящей элиты в целом — легализоваться на Западе не только в экономическом плане, но и в персональном, освободиться от криминальной репутации отечественного бизнеса. «Им надо легализовать коррупционные доходы и деньги, полученные от незаконной приватизации, — рассуждает политолог Станислав Белковский. — Они хотят обелить себя и стать полноправными членами западной элиты. Поэтому привлечение влиятельных зарубежных фигур полностью отвечает их логике и интересам». Так, в частности, бизнес-интересы бывшего министра связи РФ Леонида Реймана представлял датский адвокат Джеффри Гальмонд, который в конце июля 2004 г. в суде объявил себя настоящим собственником офшорной фирмы, владеющей крупными российскими телекоммуникационными активами, хотя, вполне вероятно, Гальмонд — просто подставное лицо, действовашее в интересах господина Реймана или других наших государственных чиновников. «Доказательств этому нет, и ни один суд не примет во внимание имеющиеся факты, — говорит профессор Высшей школы экономики Иван Родионов. — Еще в 1994 г. русские поняли, как на Западе выстраиваются отношения в доверительном управлении».

Другое дело, что на любого влиятельного лоббиста найдется не менее влиятельный контрлоббист. Например, Олег Дерипаска около пяти лет не мог получить въездную визу в США. И произошло это только в октябре прошлого года благодаря статусу председателя российской части делового консультативного совета АТЭС. В ноябре 2011 г. Олег Дерипаска побывал на Гавайях в составе официальной делегации, которую возглавлял Дмитрий Медведев. Роман Абрамович изо всех сил пытается закрепиться в Великобритании: покупает недвижимость в Лондоне, владеет легендарным футбольным клубом «Челси». Но до сих пор Роман Аркадьевич так и не стал своим на Туманном Альбионе. «Другой российский миллиардер Алишер Усманов также пытается „легализоваться“ в Лондоне, — отмечает Станислав Белковский, — но уже на протяжении нескольких лет не может стать полноправным владельцем футбольного клуба „Арсенал“ — контрольный пакет ему не продают. Репутация российских бизнесменов в совокупности очень плохая, что еще раз доказал судебный процесс Бориса Березовского против Романа Абрамовича. И преодолеть это будет не так просто, каких бы сильных и могущественных лоббистов они не нанимали».

Впрочем, бывают и исключения из правил. Действительно сильным лоббистом, добившимся результата, можно считать Герхарда Шредера. Проект трубопровода в Европу, проложенного по дну Балтийского моря, во многом состоялся именно благодаря бывшему немецкому чиновнику, уверены эксперты. С другой стороны, в этом проекте наблюдалась прямая заинтересованность Германии, желавшей уменьшить влияние на импорт российского газа стран-транзитеров. Получается, что легализация нашего бизнеса может протекать быстрее там, где есть прямой интерес западных государств и их первых лиц. Так, президент Франции Николя Саркози лоббировал в Европе проект «Газпрома» «Южный поток» в обмен на то, чтобы Total допустили к российским проектам, экс-премьер Италии Сильвио Берлускони выступал за облегчение для россиян визового режима и против принятия Европарламентом «третьего энергопакета» (этот документ ослабляет позиции «Газпрома» на европейском рынке) в обмен на преференции со стороны отечественной газовой монополии для итальянского энергетического гиганта Eni. А князь Монако Альбер II, похоже, «дружит» с нашей страной в своих личных интересах.

Если в проектах нет политической составляющей, никто не сможет дать никаких гарантий их реализации. Тем более что основной интерес западных лоббистов — деньги, а «большая» карьера для них уже в прошлом. Они не имеют того веса в обществе и сейчас просто зарабатывают по инерции на своей репутации. Как в анекдоте: «В 18 лет я любила красивых, в 20 — романтичных, в 25 — умных... А теперь мне 30 лет, и я тупо хочу денег!»

Андрей Красавин

ko.ru

Оставьте комментарий

Copyright © 2011 - 2015 © Современные летописи ·