Михаил Ходорковский

Бывший глава нефтяной компании «ЮКОС», а ныне самый знаменитый заключенный России, один из самых богатых граждан России.

Нынешний антинародный режим России, не осознавая того, сделал из Михаила Ходорковского символ борьбы с тоталитарным самодержавием номенклатуры, которая на примере опального олигарха хотела показать всем, что может поступить также с любым, кто осмелится в чем-либо противиться воле «властелинов мира» на глиняных ногах.

mbk

26 июня 1963 года — родился Михаил Борисович Ходорковский в Москве в семье еврея и русской. Его отец Борис Моисеевич Ходорковский, бывший в детстве беспризорником, работал заместителем главного технолога завода «Калибр», а мать Марина Филипповна Ходорковская (в девичестве Петрова) — инженером-технологом на том же заводе. Существуют сведения, что Ходорковский по материнской линии восходит к дореволюционному дворянскому роду.

В детском саду Ходорковского звали «директором», а в школе, в которую он пошел в 1970 году — «теоретиком». В школьные годы увлекался химией и математикой, техническими экспериментами. По некоторым сведениям, Ходорковский сменил три химических спецшколы. Начал работать в школьные годы, зарабатывая себе на карманные расходы и реактивы для экспериментов: плотничал, мел улицы, резал хлеб в булочной. C детства занимался спортом (самбо или каратэ).

1980 год — окончил школу.

1981 год — поступил в Московский химико-технологический институт имени Д. И. Менделеева. В студенческие годы был заместителем секретаря комитета ВЛКСМ института. В институте Ходорковский был руководителем стройотряда; в зимние каникулы он ездил в Сибирь и заранее договаривался насчет работы на лето. На 4 курсе его отряд стал лучшим во время уборки урожая в колхозе. Параллельно с учебой в институте работал до ноября 1985 года плотником в жилищно-строительном кооперативе «Эталон».

1986 год — окончил МХТИ с отличием, получив диплом по специальности «инженер-технолог». По некоторым сведениям, по окончании института Ходорковскому как лучшему выпускнику курса вместо распределения было предложено выбирать место дальнейшей работы — он выбрал «почтовый ящик» (учреждение в закрытом городе), но выбор не был одобрен из-за указанной в паспорте национальности — еврей. По другим данным, после беседы ректора института Павла Джибраеловича Саркисова со студентами о бессмысленности занятия в то время научной деятельностью Ходорковский решил не поступать в аспирантуру.

В 1986 году Ходорковский был избран членом Свердловского районного комитета ВЛКСМ.

1986—1987 г.г. — работал преподавателем и одновременно был заместителем секретаря Фрунзенского районного комитета ВЛКСМ Сергея Монахова. Ходорковский в это время занимался хоздоговорными работами — формой приработка для преподавателей и научных работников, которая была ограничена жестким лимитом доходов. Он создал и стал во главе Фонда молодежной инициативы Фрунзенского района, добившись разрешения зарабатывать на молодежных мероприятиях.

1987 год — Ходорковский вместе с Сергеем Монаховым и Платоном Лебедевым организовал Фрунзенский районный научно-технический центр творчества молодежи города Москвы при Фрунзенском райкоме ВЛКСМ, функционировавший в системе подобных центров под эгидой Государственного комитета СССР по науке и технологиям (ГКНТ). В Советском Союзе это была одна из первых легальных форм предпринимательства: молодежь получила право формировать коллективы и создавать предприятия на базе райкомов для выполнения заказов советских организаций и промышленных предприятий, плативших деньги из бюджета. Таким образом, безналичные деньги организаций могли превращаться в наличные деньги граждан, чем пользовались некоторые сотрудники предприятий, которые сотрудничали с НТТМ и продавали свою работу дважды, получая две зарплаты — в кассе своего предприятия и в центре творчества молодежи, причем вторая могла быть раз в 10 больше первой. Число подобных центров в Москве равнялось количеству районов, а всех директоров НТТМ назначали районные власти по рекомендации райкома комсомола. Ходорковский был назначен директором Фрунзенского НТТМ, должность руководителя договорного отдела занял бывший программист внешнеторгового объединения «Зарубежгеология» Леонид Невзлин, а рекламный отдел возглавил Владислав Сурков.

Первые большие деньги (167 тысяч рублей) Ходорковский получил от Института высоких температур Академии наук, заключив контракт с директором института академиком Александром Шейндлиным (от ИВТАНа контракт проводил Владимир Дубов). Примерно столько же НТТМ получил от ГКНТ. НТТМ Ходорковского занимался широким спектром научно-технических программ: от разработки и внедрения в производство прибора на заводе до практического исследования в области химических технологий или создания программного обеспечения для энергостанции. Кроме того, по некоторым сведениям, Ходорковский занимался обналичиванием средств предприятий за 10-15 процентов от общей суммы, через НТТМ стали проходить хоздоговорные работы ряда научных учреждений с предприятиями оборонного комплекса. Среди всех НТТМов центр Ходорковского стал самым крупным, была создана региональная и отраслевая сеть. По некоторым сведениям, Ходорковский воспринимал «молодежность» НТТМ как сдерживающий фактор, например, из-за постоянных вопросов о проценте молодых в коллективе и о молодежном характере их программ.

В конце 1987 года на базе НТТМ Ходорковский создал государственно-кооперативное объединение «Межотраслевые научно-технические программы», или «МЕНАТЕП». Еще до закона о кооперации Совет министров СССР разрешил создавать кооперативы вычислительной техники и программирования: Ходорковский открыл один из первых в стране компьютерных кооперативов – «Нигма», который закупал компьютерную технику, формировал комплексы, снабжал программами и продавал их организациям.

Когда Ходорковскому стало не хватать оборотных средств, он обратился за кредитом в Жилсоцбанк СССР, но ему было отказано, поскольку этот банк имел право выдавать кредиты только другим банкам. В декабре 1988 года по инициативе Ходорковского «МЕНАТЕПом», рядом научно-технических кооперативов, Фрунзенским районным комитетом ВЛКСМ и Фрунзенским отделением Жилсоцбанка СССР был создан Коммерческий инновационный банк научно-технического прогресса (КИБ НТП). При этом было собрано лишь 2,7 миллиона рублей, а оставшиеся 2,3 миллиона рублей для уставного фонда банка нужно было доплатить в течение года. Ходорковский одним из первых воспользовался телевизионной рекламой, начал продавать ценные бумаги населению и смог привлечь необходимые средства. Руководство банка создало консультативный совет для обсуждения ряда научных, технических и общественных вопросов, пригласив нескольких академиков, ректоров учебных заведений, руководителей газет и журналов, делившихся своими знаниями и политическим опытом.

Занимаясь бизнесом, Ходорковский одновременно продолжал учиться.

1988 год — окончил Московский институт народного хозяйства имени Г. В. Плеханова по специальности «финансист», а по некоторым сведениям, он еще учился и во Всесоюзном заочном юридическом институте.

Май 1989 года — Ходорковский стал председателем правления КИБ НТП, оставив Монахову пост директора НТТП. Банк, создававшийся в качестве инструмента «МЕНАТЕПа» для получения кредитов, примерно через полгода стал главным коммерческим предприятием центра. Первые доходы банк получал от разницы в процентах, под которые предприятия размещали у него остатки своих средств, и тех ставок, которые он устанавливал на свои коммерческие кредиты. Также банк финансировал различные торговые операций (например, торговлю компьютерами) и одним из первых начал заниматься операциями с покупкой и продажей валюты. Кроме того, появилась целая сеть различных «МЕНАТЕПов» в Швейцарии, Гибралтаре, Венгрии, Франции, занимавшихся торговыми и финансовыми операциями. Любая из этих организаций могла стать центром прибыли — в зависимости от того, где налогообложение было меньше. По некоторым сведениям, уже в то время Ходорковский хотел быть руководителем автономного производственного объединения со своим заводом и научно-исследовательским институтом, хотел создать полный цикл и ни от кого не зависеть, но до приватизации это было нереальной идеей.

Май 1990 года — Ходорковский стал генеральным директором вновь образованного межбанковского объединения «МЕНАТЕП» (в состав которого вошли НТТП, КИБ НТП и ряд научно-технических кооперативов), оставшись также председателем правления банка КИБ НТП. В конце 1990 года КИБ НТП выкупил НТТП у муниципальных властей Москвы (Моссовета во главе с Юрием Лужковым) и переименовал его в АО «МЕНАТЕП-Инвест», которое возглавил Монахов. В декабре 1990 года КИБ НТП перерегистрировался в Акционерный коммерческий банк научно-технического прогресса «МЕНАТЕП», а затем — АО "Банк «МЕНАТЕП». В состав руководства банка вошли Ходорковский, Невзлин, Лебедев, Сурков, Монахов и Дубов. К началу 1991 года оборот «МЕНАТЕПА» составил 4,5 миллиарда рублей, с декабря 1990 года по июнь 1991 года были проданы акции на общую сумму в 1458 миллионов рублей.

1990—1991 г.г. — Ходорковский и Невзлин были советниками премьера Ивана Силаева. Они познакомились, когда Ходорковский руководил одним из центров научно-технического творчества молодежи, а Силаев был заместителем председателя Совмина СССР и отвечал за поддержку этого направления.

Весна 1992 года — Ходорковский был назначен председателем Инвестиционного фонда содействия топливно-энергетической промышленности с правами заместителя министра топлива и энергетики России Владимира Лопухина, члена правительства Егора Гайдара.

Июнь 1992 года — Михаил Ходорковский и Леонид Невзлин выпустили книгу «Человек с рублем», поведав о своих первых шагах в бизнесе, корпоративных правилах и о взаимоотношениях бизнеса и власти.

По некоторым сведениям, в октябре 1992 года Ходорковский решил изменить стратегию «МЕНАТЕПА», который стал преимущественно ориентироваться на крупных клиентов, предлагая не только финансовые, но и организационные услуги (в частности, помощь в решении тех или иных вопросов в органах государственной власти). В ноябре 1992 года Ходорковский подписал заявление «Предпринимательская политическая инициатива — 92», в котором, с одной стороны, правительство обвинялось в ряде допущенных ошибок, с другой — признавалось отсутствие альтернативы гайдаровскому кабинету и предлагалось начать консультации представителей предпринимательских кругов с президентом РФ, Верховным Советом и правительством в преддверии съезда народных депутатов России.

1992 год — Ходорковский вошел в рейтинговый список «Независимой газеты» «Они делают политику России. 500 фамилий» и список ньюсмейкеров газеты «Коммерсант», а в рейтинге бизнес-журнала «Мост» он занял 12 место в списке «50 самых богатых русских».

Март 1993 года — Ходорковский был назначен заместителем министра топлива и энергетики Юрия Шафраника, в 1993 году он также был финансовым советником премьер-министра РФ Виктора Черномырдина.

Июль 1993 года — Ходорковский был переизбран председателем правления банка «МЕНАТЕП». С апреля 1993 года политика банка стала еще более смещаться в сторону инвестиционных процессов: приоритетными направлениями были химическая и пищевая промышленность, производство строительных материалов, металлургия и нефтехимия. Инвестиции менее чем на 1 миллион долларов «МЕНАТЕП» не осуществлял. «МЕНАТЕП» стал уполномоченным банком госкомпании «Росвооружение», учрежденной в ноябре 1993 года, и получил беспроцентный государственный кредит в 1 триллион рублей.

1994 год — Ходорковский стал одним из заместителей Олега Сосковца в Совете по промышленной политике и приватизации, а также членом ряда комиссий, возглавляемых первым вице-премьером.

C 1994 года Ходорковский начал финансировать лицей-интернат «Подмосковный» в Коралово для детей-сирот, созданием которого занялись его родители Борис и Марина Ходорковские.

Июль 1995 года — Ходорковский направил письмо первому вице-премьеру Олегу Сосковцу с предложением отдать в государственную собственность 10 процентов акций банка «МЕНАТЕП» в обмен на 45 процентов акций государственной нефтедобывающей компании «ЮКОС» (второй в России по величине и первой по запасам нефти), находившейся в кризисном состоянии. Предложение было отклонено, а вместо него была принята схема продажи компании на залоговом аукционе за реальные деньги. Ранее, в соответствии с планом приватизации, 7 процентов акций «ЮКОСа» были переданы самому «ЮКОСу» и около 7 процентов было размещено среди работников компании.

Декабрь 1995 года — состоялся залоговый аукцион по 45 процентному пакету акций «ЮКОСа», совмещенный с инвестиционным конкурсом по продаже 33 процентов акций компании. К участию в залоговом аукционе допускались только участники инвестиционного конкурса. Стартовый объем кредита на залоговом аукционе составлял 150 миллионов долларов. Дополнительным условием залогового аукциона было обязательство финансирования победителем проектов «ЮКОСа» на сумму 200 миллионов долларов. Победитель инвестконкурса определялся по предложенному объему инвестиций при стартовом объеме 150 миллионов долларов и фиксированном сроке выполнения инвестпрограммы в три года (с 1996 по 1998 год включительно).

Основные средства в рамках инвестиционной программы Ходорковского предполагалось направить на освоение месторождений (150 миллионов долларов), на восстановление бездействующего фонда скважин (60 миллионов долларов), на развитие сети нефтепродуктообеспечения (50 миллионов долларов) и на модернизацию НПЗ (44 миллиона долларов). По некоторым сведениям, регистрацией участников аукциона заведовал «МЕНАТЕП», и заявка конкурентов (консорциум «Инкомбанка», «Альфа-Банка» и банка «Российский кредит») не была принята по формальным причинам.

Конкурс и аукцион выиграла фирма «Лагуна» под гарантии банка «МЕНАТЕП». Ее заявка на инвестиционном конкурсе составила 150,1 миллиона долларов, а на залоговом аукционе — 159 миллионов долларов. Суммарные инвестиционные обязательства «Лагуны», таким образом, составили 350,1 миллиона долларов. Кроме того, в декабре 1995 года ЗАО «Стратег» приобрело под гарантию банка «МЕНАТЕП» 23,5 процента акций Мурманского морского пароходства (в 1998 году пароходство было продано «Лукойлу»).

Весна 1996 года — Ходорковский приобрел через «МЕНАТЕП» 7,06 процента акций «ЮКОСа» на денежном аукционе.

Осень 1996 года — «ЮКОС» выпустил дополнительную эмиссию акций, доход от размещения которой был направлен на погашение бюджетной задолженности холдинга и его дочерних предприятий. Государство как акционер «ЮКОСа» не воспользовалось преимущественным правом выкупа акций, и государственный пакет акций в компании (находившийся в то время в залоге) потерял в весе — с 45 до 33,33 процента. «МЕНАТЕП» и контролируемые им фирмы выкупили причитавшуюся часть дополнительной эмиссии, а также весь не размещенный среди акционеров остаток. Через несколько дней после подведения итогов размещения дополнительной эмиссии «МЕНАТЕП» выставил на инвестиционный конкурс залоговый пакет акций «ЮКОСа». Стартовая цена была установлена в размере 160 миллионов долларов, а объем инвестиций — 200 миллионов долларов в течение двух лет. Победителем инвестконкурса стала фирма «Монблан», контролируемая «МЕНАТЕПом», которая предложила за 33,33 процента акций «ЮКОСа» 160,1 миллиона долларов. Данный инвестконкурс был последним этапом приватизации НК «ЮКОС». По его результатам «МЕНАТЕП» получил контроль более чем над 90 процентами акций нефтяной компании.

Сентябрь 1995 — май 1996 года — Ходорковский занимал должность председателя совета директоров ЗАО «Роспром» — холдинговой компании банка «МЕНАТЕП», осуществлявшей управление промышленными предприятиями банка.

Март 1996 года — Михаил Ходорковский принял участие в организованной Борисом Березовским встрече группы банкиров с президентом Борисом Ельциным и Анатолием Чубайсом (в то время председателем «Фонда Гражданское Общество»), результатом которой стало создание аналитической группы при избирательном штабе Ельцина во главе с Чубайсом. Позднее эта группа получила известность под названием «семибанкирщины». Был создан новый предвыборный штаб: вместо первого вице-премьера Сосковца и начальника Службы безопасности президента Александра Коржакова его возглавили Чубайс, Виктор Черномырдин и Татьяна Дьяченко. В апреле 1996 года было опубликовано открытое письмо Ходорковского и других крупнейших предпринимателей, известное как «Заявление тринадцати». В нем говорилось о катастрофическом расколе в обществе и о необходимости объединения и коммунистов, и проельцинских сил для поиска политического компромисса.

Апрель 1996 года — Ходорковский оставил пост председателя правления банка «МЕНАТЕП» и с командой менеджеров, которые не являлись узкими банковскими специалистами, вошел в руководство НК «ЮКОС». Сначала он был назначен первым вице-президентом, отвечал за нефтепереработку, химию и нефтехимию, сбыт на внутреннем рынке и экспорт, инвестиционную политику, финансы и работу с ценными бумагами, а в июне 1996 года стал председателем совета директоров.

25 июля 1996 года — Ходорковский получил благодарность от подтвердившего свои полномочия на выборах президента Ельцина за активное участие в организации и проведении предвыборной кампании. В то же время Ходорковский получил приглашение войти во вновь формируемое правительство, но не принял его.

Октябрь 1996 года — он был включен в состав Совета по банковской деятельности при правительстве РФ.

Февраль 1997 года — Ходорковский был назначен председателем объединенного правления управляющей компании «Роспром-ЮКОС». В 1997 году он посетил все основные предприятия компании в Сибири и лично ознакомился со всем циклом нефтедобычи, отработав по нескольку смен на каждом из объектов технологической цепочки (бурение, добыча, ремонт, первичная обработка, производство товарной нефти).

1997 год — журнал Forbes оценил состояние Михаила Ходорковского в 2,3 миллиарда долларов (эта оценка опровергалась Ходорковским в прессе как «неправдоподобная»), а в 1998 году — в 1,3 миллиарда долларов.

Январь 1998 года — Михаил Ходорковский стал одним из инициаторов создания нефтяного холдинга ООО «ЮКСИ», в который должны были войти нефтяные компании «ЮКОС» и «Сибнефть» Романа Абрамовича. Однако в мае 1998 года было объявлено, что создание холдинга «ЮКСИ» заморожено. По некоторым сведениям, объединение не состоялось из-за нежелания Абрамовича разменивать контрольный пакет «Сибнефти» на политические дивиденды от слияния двух крупнейших нефтедобывающих предприятий России.

22 апреля 1998 года — Ходорковский был вновь избран членом совета директоров и председателем совета директоров банка «МЕНАТЕП».

Август 1998 года — он стал председателем правления ООО «ЮКОС-Москва» (реорганизованной компании «Роспром-ЮКОС»)

Июнь 1998 года — Ходорковский вместе с рядом ведущих российских финансовых и промышленных деятелей подписал «Обращение представителей российского бизнеса» по поводу экономической ситуации в РФ, объявив о серьезном экономическом кризисе и готовности предпринимателей поддержать разумные, решительные и последовательные действия правительства «по выводу страны из полосы экономической стагнации». После августовского дефолта, в сентябре 1998 года, Ходорковский вместе с рядом руководителей ведущих нефтяных компаний подписал обращение к правительству РФ с предложением антикризисной программы. 12 ноября 1998 года Ходорковский был утвержден в должности члена коллегии Минтопэнерго.

В конце 1998 года в прессе появилась информация о том, что «МЕНАТЕП» не справился со своими инвестиционными обязательствами по «ЮКОСу» и настаивает на пересмотре условий конкурса задним числом. Согласно действовавшему тогда законодательству, невыполнение инвестиционных условий могло повлечь за собой расторжение сделки и аннулирование итогов конкурса после разбирательства в арбитражном суде. Эти слухи были категорически опровергнуты руководством «ЮКОСа», предоставившим некоторым СМИ справку о фактическом выполнении инвестиционной программы с разбивкой по двум инвестконкурсам 1995 и 1996 годов.

Октябрь 1999 года — Ходорковский был освобожден от обязанностей члена коллегии Минтопэнерго РФ — поводом послужило интервью бизнесмена, в котором он заявил о намерении Минтопэнерго создать резервный фонд министерства с экспортной квотой в пять миллионов тонн, для того чтобы «выдавать ее кому надо».

На парламентских выборах 1999 года, по некоторым сведениям, Ходорковский оказал финансовую помощь СПС, движениям «Яблоко» и «Голос России», а также, что тщательно скрывалось, «Единству» и КПРФ. В 1999 году депутатом стал один из крупнейших акционеров «ЮКОСа» Дубов, прошедший в Государственную Думу по партийному списку «Отечество — Вся Россия». По некоторым сведениям, в новом парламенте инициативы Ходорковского готовы были поддержать около сотни депутатов, финансируемых «ЮКОСом».

2000 год — Ходорковский стал президентом НК «ЮКОС», оставив пост председателя правления ООО «ЮКОС-Москва».

Март 2000 года — была опубликована статья Ходорковского «Последний старт на равных», в которой он заявил о необходимости развития сетевых информационных технологий в России, о предстоящем через полвека падении национальных правительств во всем мире и создании новой глобальной цивилизации.

14 июня 2000 года — Ходорковский подписал письмо-поручительство 17 крупных российских предпринимателей с просьбой об изменении меры пресечения предпринимателю Владимиру Гусинскому, арестованному 13 июня 2000 года. 16 июня 2000 года Гусинскому было предъявлено обвинение в совершении мошенничества в особо крупном размере, в тот же день его освободили из-под стражи, заменив меры пресечения на подписку о невыезде.

Октябрь 2000 года — Ходорковский стал членом Совета по предпринимательству при правительстве РФ. В ноябре 2000 года он был избран членом бюро правления Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП).

Осень 2000 года — Ходорковский направил генерального директора специализированного торгового дома «ЮКОС-М» Бориса Золотарева, который работал на него с 1989 года, баллотироваться на пост главы администрации Эвенкийского автономного округа. Сначала главным претендентом на пост губернатора округа считался сам Ходорковский: проводились даже социологические опросы, в которых эвенкийцы отдавали ему предпочтение перед другими кандидатами. Но Ходорковский не стал выставлять свою кандидатуру, по мнению экспертов, либо из-за нежелания заниматься публичной политикой, либо из-за опасения проиграть выборы. Золотарев победил на выборах 8 апреля 2001 года в первом туре голосования, получив 51 процент голосов избирателей. По мнению экспертов, избирательная кампания в Эвенкии была, на самом деле, борьбой за административный контроль над территорией с одним из самых перспективных в России нефтяных месторождений.

Стоимость акций ЮКОСа при Ходорковском выросла с 60 центов в середине 2000 года до 69,2 доллара за одну акцию в декабре 2001 года: в результате этого капитализация компании увеличилась с 350 миллионов долларов до 10,3 миллиарда долларов. Журнал Forbes назвал Ходорковского самым богатым россиянином, состояние которого оценил в июне 2001 года в 2,4 миллиарда долларов, а в феврале 2002 года — в 3,7 миллиарда долларов.

Конец 2001 года — Ходорковский и еще несколько акционеров «ЮКОСа» учредили фонд «Открытая Россия». В течение нескольких месяцев его отделения были открыты в 50 регионах. Ходорковский стал председателем правления этого фонда. По мнению некоторых экспертов, фонд «Открытая Россия» был прототипом партии Ходорковского, ориентированным на будущие поколения избирателей — подростков от 12 до 18 лет.

Март 2002 года — Ходорковский был одним из инициаторов письма тридцати бизнесменов и депутатов обеих палат Федерального Собрания к президенту России Владимиру Путину, в котором было высказано недовольство демонстративным отказом Пенсионного фонда России и федеральных министров социального блока соблюдать договоренности, достигнутые в 2001 году в рамках дискуссии между работодателями и ПФР по пенсионной реформе.

khodorkovsky

Декабрь 2001 года — появилась информация о конфликте Ходорковского с женой президента Людмилой Путиной из-за принадлежавшего «ЮКОСу» пансионата «Русь» в городе Сочи Краснодарского края (бывший санаторий ЦК КПСС имени В. И. Ленина). В ходе своей поездки в Сочи Путина останавливалась в «Руси» и решила, что пансионат следует передать управлению делами президента России. По ее негласной просьбе была проведена проверка: были выявлены нарушения при приватизации «Руси» в начале 1990-х годов, позволявшие в судебном порядке вернуть пансионат в собственность государства. По некоторым сведениям, Ходорковский приложил все усилия, чтобы сохранить пансионат в собственности своей компании, но в августе 2003 года пансионат перешел в собственность управления делами президента России: на базе ЗАО «Русь» было создано федеральное государственное унитарное предприятие "Санаторий «Русь».

Октябрь 2002 года — Ходорковский решением правления РСПП был назначен куратором Мурманской области, а в декабре 2002 года — судебным арбитром при комиссии по этике РСПП, созданной для урегулирования корпоративных споров.

Февраль 2003 года — Ходорковский, по рейтингу Forbes, занял 1-е место в России и 26-е в мире c состоянием в 8 миллиардов долларов. В апреле 2003 года «ЮКОСу» исполнилось 10 лет, из которых почти 7 лет компания принадлежала Ходорковскому, были подведены финансовые итоги. После реорганизации убыточной нефтяной компании командой Ходорковского она стала рекордсменом по размеру ежегодного прироста объемов добычи нефти, наряду с самыми низкими издержками в отрасли, сумела получить самый высокий среди российских компаний кредитный рейтинг (по версии Standart&Poors). «ЮКОС» занял 461 место в списке 500 крупнейших компаний мира.

19 февраля 2003 года — Ходорковский на встрече Путина с представителями РСПП выразил недовольство не совсем «чистой», по его мнению, сделкой по покупке «Роснефтью» компании «Северная нефть» и заявил президенту, что, по данным российских предпринимателей, на коррупцию в 2002 году было истрачено около 30 миллиардов долларов, что составляет 10-12 процентов ВВП страны. На этой встрече произошла публичная пикировка президента с Ходорковским, закончившаяся вопросом Путина о приватизации «ЮКОСа». Впоследствии Виктор Геращенко утверждал, что Ходорковский на встрече обратился к Путину с просьбой дать разрешение на строительство нефтепровода из Южной Сибири в Китай, а после отказа президента обвинил его в том, что он не разбирается в экономике и не знает, как строить отношения с Китаем.

2003 год — Ходорковский участвовал в финансировании СПС и «Яблока», пытался убедить демократических лидеров создать в 2003—2004 годах политический блок во главе с Владимиром Рыжковым на основе «Яблока», СПС и независимых демократов. Также Ходорковский поддерживал ряд деятелей оппозиции из числа «цивилизованных левых». По некоторым сведениям, в апреле 2003 года во время личной встречи Путин потребовал от «ЮКОСа» не финансировать оппозицию. Ходорковский возразил на это, что «Яблоко» и СПС финансируются из его личных денег и собственных средств некоторых акционеров «ЮКОСа».

В 2003 году нефтяные компании Ходорковского и Абрамовича во второй раз попытались слиться и образовать совместное предприятие «ЮКСИ». В том же году была запланирована сделка по обмену акций между слившимися компаниями «ЮКОС» и «Сибнефть», и американской нефтяной компанией «Шеврон-Тексако», в результате которой последняя получала бы доступ к разработке нефтяных месторождений России, которыми владели «ЮКОС» и «Сибнефть», а те выходили бы на международный рынок добычи и реализации. Слияние и последующий обмен акциями с американской компанией, по оценке экспертов, могли не только окончательно превратить Ходорковского в богатейшего человека в мире, но и надежно защитить его бизнес. В октябре 2003 года «ЮКОСу» были переданы 92 процента акций «Сибнефти»: 57,5 процента акций «Сибнефти» «ЮКОС» получил в обмен на 17,2 процента своих акций в ходе размещения новой эмиссии, еще 8,8 процента своих акций компания обменяла на 14,5 процента акций «Сибнефти», а остальные 20 процентов «ЮКОС» купил за 3 миллиарда долларов. Для окончательного завершения всех необходимых процедур требовалось еще проведение собраний акционеров двух компаний, назначенных на конец года, но вскоре после ареста Ходорковского и выдвижения многомиллиардных налоговых претензий к «ЮКОСу» процесс слияния по инициативе Абрамовича был приостановлен.

4 июля 2003 года — Ходорковский был вызван в Генпрокуратуру для дачи свидетельских показаний по делу своего партнера по бизнесу Платона Лебедева, арестованного 2 июля по обвинению в хищении в 1994 году 20 процентов акций ОАО «Апатит», ранее принадлежащего государству. Ходорковский заявил, что действия Генпрокуратуры связаны с борьбой за власть между различными группировками в окружении Владимира Путина.

9 июля 2003 года — Генпрокуратура начала проверку запроса депутата Государственной Думы Михаила Бугеры, утверждавшего, что «ЮКОС» в 2002 году не доплатил налоги.

11 июля 2003 года — прокуратура провела обыск в здании архива «ЮКОСа». В августе Ходорковский заявил, что не намерен бороться за пост президента, но собирается уйти из бизнеса в 45 лет в 2008 году. Кроме того, Ходорковский отказался уехать из страны, решив остаться ради того, чтобы поддержать арестованного Лебедева, несмотря на предложения его ближайшего окружения. Ходорковский арендовал самолет и отправился в командировку по всей стране (Липецк, Воронеж, Нижний Новгород, Белгород, Тамбов, Саратов), во время которой читал лекции и проводил выступления.

0805787

25 октября 2003 года — Ходорковский был арестован по дороге в Иркутск в новосибирском аэропорту, где его самолет приземлился на дозаправку. Ему предъявили обвинение в мошенничестве и неуплате налогов.

3 ноября 2003 года — Михаил Ходорковский заявил о своем решении уйти в отставку с поста председателя правления НК «ЮКОС».

31 мая 2005 года — Ходорковский и Лебедев в рамках объединенного дела были приговорены Мещанским райсудом к 9 годам лишения свободы каждый, срок впоследствии был сокращен до 8 лет. Они были признаны виновными по шести статьям УК, в том числе в мошенничестве, хищении денежных средств у государства, хищении ценного сырья апатитового концентрата в крупных размерах, нескольких неисполнениях решений арбитражных судов, уклонении от уплаты налогов с физических и юридических лиц. Ходорковский и Лебедев вину свою не признали.

Судебный процесс над Ходорковским сопровождался мощными информационными кампаниями, инициированными, по мнению некоторых экспертов, представителями государственной власти. Еще в мае 2003 года Совет по национальной стратегии опубликовал доклад «В России готовится олигархический переворот», в котором главными врагами России провозглашались олигархи, в том числе Ходорковский. В сентябре 2004 года, когда выступавшие на процессе свидетели обвинения начали давать показания в пользу Ходорковского и Лебедева, в СМИ появился ряд материалов о криминальных связях «ЮКОСа», занимавшегося контрабандой своей сибирской нефти в пользу чеченских боевиков. Так, НТВ показало фильм «Теракт с предоплатой», после которого представители либеральной общественности начали говорить, что «старого НТВ больше нет совсем». Когда в марте 2005 года бывшего руководителя одного из подразделений службы безопасности «ЮКОСа» Алексея Пичугина приговорили к 20 годам колонии строгого режима, СМИ акцентировали внимание на том, что Пичугин получал приказы на убийства от высшего руководства «ЮКОСа»: например, в эфире НТВ вышел специальный фильм «Бригада из ЮКОСа». В мае-июне 2006 года в «Известиях» вышла серия публикаций под общим заголовком «За что сидит Михаил Ходорковский», после которой часть читателей заявила о предвзятости газеты и о радикальной смене ее ориентиров.

За два года дело Ходорковского приобрело политическую окраску, правозащитные организации и либеральные оппозиционные партии проводили акции в поддержку Ходорковского и Лебедева, а пропрезидентское молодежное движение «Наши» — против. Сам Ходорковский превратился в «заключенного номер один». Он был даже выдвинут инициативной группой кандидатом в депутаты Госдумы по Университетскому округу №201 осенью 2005 года во время довыборов в парламент. Ходорковский, сидевший в следственном изоляторе, стал публичным человеком, охотно давал интервью журналистам и писал открытые письма. Первым было «Кризис либерализма в России» в марте 2004 года, которое расценили как покаянное письмо олигарха, вторым — «Тюрьма и мир: Собственность и свобода» в декабре 2004 года, посвященное описанию уничтожения властью «ЮКОСа».

1 августа 2005 года была опубликована статья Ходорковского «Левый поворот». Ее расценили как политическую программу бывшего олигарха, заявляющего о неизбежности возврата к левым ценностям, системе социальных гарантий населению, о необходимости смены политических элит, легитимации приватизации и восстановления государственных патерналистских программ. По словам Ходорковского, политическое будущее принадлежит КПРФ и «Родине» или их историческим преемникам, а также левым либеральным партиям в случае создания ими широкой социал-демократической коалиции.

Конец августа 2005 года — Ходорковский начал сухую голодовку, протестуя против перевода Лебедева в карцер 19 августа 2005 года. Позже управление Федеральной службы исполнения наказаний подало иск в суд к адвокатам Ходорковского и Лебедева, телекомпании REN TV и журналистке Марианне Максимовской, потребовав опровергнуть высказывания Ходорковского о голодовке.

Октябрь 2005 года – отправлен отбывать срок заключения в отдаленной колонии ЯГ 14/10 в городе Краснокаменск Читинской области, при этом по соображениям безопасности само этапирование осуществляли постоянно меняющиеся региональные конвои.

Уже находясь в колонии, Ходорковский сумел опубликовать в The Financial Times на правах рекламы свое политическое заявление, в котором обвинил Кремль в неспособности к открытому и честному диалогу, и заявил о необходимой смене политических элит.

11 ноября 2005 года — был опубликован новый текст Ходорковского — «Левый поворот — 2». В этой статье, развивавшей идеи предыдущей, Ходорковский описывал будущий кризис страны в 2008 году и предлагал экономическую и политическую «Программу-2020», конкретизируя идеи «Левого поворота» и приводя суммы необходимых затрат. Появление каждой статьи Ходорковского вызывало широкий интерес СМИ, хотя и высказывались сомнения по поводу авторства — существовало мнение, что тексты были написаны Станиславом Белковским.

Администрация колонии неоднократно выносила Ходорковскому взыскания и помещала его в штрафной изолятор (ШИЗО). В декабре 2005 года на Ходорковского был наложен выговор за оставление рабочего места, когда он работал в швейном цехе учеником швеи-моториста. Первый раз Ходорковский был помещен в ШИЗО 24 января 2006 года на 5 суток за изъятые у него приказы Минюста, касающиеся прав заключенных. Второй раз — 17 марта 2006 года на 7 суток за распитие чая в компании с заключенным Александром Кучмой в неположенном месте. 3 июня 2006 года, на следующий день после свидания с женой, Ходорковский был вновь помещен в ШИЗО на 10 суток за нарушение пункта 15 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, запрещающего «продавать, покупать, дарить, принимать в дар, отчуждать иным способом в пользу других осужденных либо присваивать продукты питания, предметы и вещества, находящиеся в личном пользовании».

В ночь на 14 апреля 2006 года — на Ходорковского было совершено нападение — заключенный Кучма порезал ему лицо сапожным ножом. Ходорковскому наложили на лицо несколько швов. Кучма не был привлечен к уголовной ответственности, а Ходорковского 20 апреля 2006 года перевели в одиночную камеру, по официальной версии, для обеспечения его безопасности. В знак протеста Ходорковский с 27 апреля по 1 мая 2006 года держал сухую голодовку, но потом был помещен в санчасть колонии. 5 мая 2006 года Ходорковский был вновь помещен в одиночную камеру и лишь 13 мая 2006 года — переведен в общий барак.

Каждый раз адвокаты Ходорковского пытались опротестовать взыскания администрации колонии, которые могли стать препятствием к условно-досрочному освобождения их подзащитного. В апреле 2006 года суд Краснокаменска счел необоснованным заключение Ходорковского в ШИЗО за хранение приказов Минюста, а в мае 2006 года — наложение на него выговора за оставление рабочего места в декабре 2005 года. В январе 2007 года районный суд Читинской области признал незаконным третье заключение Ходорковского в ШИЗО. Кроме того, адвокаты пытались доказать в суде неправомочность этапирования Ходорковского в Читинскую область, утверждая, что по российским законам осужденный должен отбывать наказание по месту совершения преступления или осуждения.

16 марта 2006 года на посту начальника краснокаменской колонии ЯГ 14/10 Александра Евстратова сменил Александр Рябко. По некоторым сведениям, причиной стало то, что Евстратов извинился перед защитницей Ходорковского Ириной Хруновой, у которой сотрудники колонии изъяли адвокатское удостоверение. 21 марта 2006 года бывшему настоятелю Спасского храма города Краснокаменска отцу Сергию (Сергею Таратухину) был вручен указ о запрете его в служении и лишении права носить священническое облачение и крест: сначала он назвал Ходорковского политическим заключенным, потом отказался освящать по просьбе лагерного начальства административную постройку, а последовавший за этим свой перевод в таежное село назвал ссылкой. 10 апреля 2006 года указом епископа Читинского и Забайкальского Таратухин был лишен священнического сана.

Февраль 2006 года — Ходорковский обратился к начальнику колонии с просьбой разрешить ему заниматься научной деятельностью и отменить работу в швейном цехе: по некоторым сведениям, Ходорковский заключил контракт с журналом «Химия и жизнь» на подготовку научных статей.

Март 2006 года — Федеральная служба исполнения наказаний отказала заключенному в просьбе, сославшись на нормы закона о содержании осужденных.

Июнь 2006 года — появилась информация, что Ходорковский был зачислен в качестве внештатного корреспондента в газету «Резонанс» — внутреннее издание УФСИН. Работа журналиста теоретически может облегчить заключенному путь к условно-досрочному освобождению или дать право дополнительного свидания с родственниками, но является лишь общественной нагрузкой и не освобождает Ходорковского от выполнения основных обязанностей в швейном цехе.

22 декабря 2006 года — стало известно, что Ходорковского и Лебедева этапировали в Читу. По словам адвоката Ходорковского Натальи Тереховой, ее подзащитный был переведен в читинский СИЗО еще 20 декабря. Адвокат Лебедева Евгений Бару заявил журналистам, что не располагает сведениями о местонахождении своего подзащитного. Однако он не исключил, что Лебедеву и Ходорковскому будут предъявлены новые обвинения — Генеральная прокуратура направила защите уведомление о том, что 27 декабря с Лебедевым «будут проводиться следственные действия». «Следственные действия» с участием Ходорковского, согласно полученному его адвокатами уведомлению, были запланированы на 26 декабря.

По некоторым сведениям, в декабре 2006 года в читинском СИЗО Ходорковскому объявили, что его подозревают в легализации в 2002—2003 годах денежных средств, полученных от продажи нефти, в результате хищений у предприятий «ЮКОСа» — «Томскнефти», «Самаранефтегаза» и «Юганскнефтегаза». Аналогичные претензии предъявили Лебедеву. Адвокаты заключенных предположили, что их подзащитным могут предъявить подобные обвинения в связи с пожертвованиями фонду «Открытая Россия». При этом они подчеркнули, что никакой легализации денег не было, так как средства перечислялись «Открытой России» без их последующего обналичивания — так называемого «отката».

5 февраля 2007 года — Ходорковскому и Лебедеву были предъявлены обвинения по двум статьям Уголовного кодекса РФ: статье 160 — хищение путем присвоения, статье 174 — легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества. Ни Ходорковский, ни Лебедев своей вины не признали. По словам адвоката Ходорковского Юрия Шмидта, обвиняемым вменяется хищение 23-25 миллиардов долларов (то есть суммы, превышавшей выручку компании «ЮКОС») через нефтяные компании «Фаргойл» и «Ратибор». Ранее в деле «ЮКОСа», «Фаргойла» и «Ратибора» называлась сумма в 13 миллиардов долларов, из которых якобы было легализовано 8,5 миллиарда долларов.

О возможном предъявлении новых обвинений Ходорковскому и Лебедеву стало известно еще в июле 2005 года. Тогда Генпрокуратура известила их адвокатов о необходимости явиться в связи с предъявлением их подзащитным новых обвинений, но ниаких обвинений не последовало. О самом расследовании Генпрокуратуры в отношении «ЮКОСа», «Фаргойла» и «Ратибора» стало известно в декабре 2004 года, когда были арестованы первые подозреваемые — заместитель директора дирекции внешнего долга НК «ЮКОС» Владимир Переверзин и глава «Ратибора» Владимир Малаховский. В июне 2005 года в России был взят под стражу гражданин Испании — генеральный директор компании «Фаргойл» Антонио Вальдес-Гарсиа, сбежавший в январе 2007 года от своих охранников незадолго до вынесения ему приговора. По версии Генпрокуратуры, обвиняемые присваивали и легализовывали выручку нефтяных компаний «Юганскнефтегаз», «Томскнефть» и «Самаранефтегаз» путем ее вывода за рубеж. Благодаря специальной схеме нефть у нефтеперерабатывающих компаний якобы скупалась по себестоимости (около 49 долларов за тонну), а затем перепродавалась через офшорные фирмы по цене до 150 долларов за тонну. Выручка доставалась фирмам «Ратибор» и «Фаргойл», легализовавалась через зарубежные офшоры, а затем переводилась на счета крупных акционеров «ЮКОСа» в виде вознаграждений или оплаты услуг (по версии следствия, фиктивных).

9 февраля 2007 года — Генпрокуратура конкретизировала свои обвинения Ходорковскому и Лебедеву. Им вменялось хищение акций дочерних организаций ОАО «Восточная нефтяная компания» в ноябре 1998 года, переоформленных позже на ряд зарубежных офшорных компаний. Кроме того, по версии следствия, в 1998—2004 годах Ходорковский и Лебедев участвовали в хищении нефти ОАО «Самаранефтегаз», ОАО «Юганскнефтегаз» и ОАО «Томскнефть». Нефть с этих предприятий они якобы сначала покупали по себестоимости (под видом так называемой «скважинной жидкости»), а затем через подконтрольные фирмы продавали по цене, завышенной примерно в 3-4 раза. Общая сумма похищенной нефти, по версии Генпрокуратуры, составила более 850 миллиардов рублей, из которых было легализовано 450 миллиардов рублей и 7,5 миллиарда долларов — то есть сумма легализованных средств практически совпадает с ранее названными 23-25 миллиардами долларов.

Адвокаты и фигуранты дела назвали предъявленные им обвинения абсурдными. В июле 2008 года СКП РФ предъявило Ходорковскому и Лебедеву новое обвинение. Отмечалось, что оно было предъявлено в новой формулировке, по которой бизнесмены обвинялись в «хищении путем присвоения» почти 350 миллионов тонн нефти и «легализации денежных средств в особо крупном размере» (отмывание 487 миллиардов рублей и 7,5 миллиарда долларов). Между тем защитники Ходорковского в предъявленном обвинении «новизны» не увидели и определили его как «набор ... бездоказательных утверждений о якобы совершенном хищении и легализации всей нефти, добытой за 6 лет деятельности НК ЮКОС». В том же месяце бывшие бизнесмены выступили с разъяснениями по поводу предъявления им обвинений, назвав их «заведомо ложными и клеветническими». По мнению Ходорковского, то, что обвинение назвало «легализацией», является «отдельными примерами большого количества обычных сделок размещения (временного) средств вертикально интегрированной нефтяной компании „ЮКОС“ казначейством компании на российском и международном финансовом рынке».

В том же месяце адвокаты Ходорковского подали прошение об его условно-досрочном освобождении (УДО). В своих комментариях по этому поводу защитники Ходорковского вспоминали о заявленном президентом Медведевым, избранном на этот пост в 2008 году, курсе на обеспечение реальной независимости суда. Прошение было направлено в Ингодинский районный суд Читы, который, рассмотрев его, в августе того же года ходатайство отклонил. Тогда же стало известно, что администрация читинского СИЗО, дав в целом положительную характеристику Ходорковскому, отмечала при этом, что он «не встал на путь исправления, потому что не раскаялся в содеянном».

Сентябрь 2008 года — в интервью газете The Moscow Times Ходорковский высказался в поддержку действий России во время грузино-осетинского конфликта, получившего в прессе название «пятидневная война». Он заявил, что решение президента Медведева о вводе российских войск в Южную Осетию, а потом о признании независимости Южной Осетии и Абхазии, были единственно возможными, и иного выбора у него не было.

В начале октября 2008 года — в русской версии журнала Esquire было опубликовано интервью Ходорковского, взятое у него писателем Григорием Чхартишвили, более известным под псевдонимом Борис Акунин. Ранее Ходорковский признавался, что за время, проведенное в тюрьме, успел прочесть полное собрание сочинений Акунина. В этом интервью Ходоровский обсуждал вопросы демократизации российского общества, отверг призывы прекращения сотрудничества с властями и назвал КПРФ «нормальной социал-демократической партией». За разговор с писателем Ходорковского отправили в карцер на 12 суток. Впоследствии Ингодинский районный суд Читы, куда с жалобой обратились адвокаты Ходорковского, признал помещение бывшего бизнесмена в карцер незаконным и своим решением отменил соответствующее постановление руководства СИЗО Читы.

После избрания Барака Обамы президентом США в ноябре 2008 года адвокаты Ходорковского передали в газету «Ведомости» статью своего подзащитного «Новый социализм: Левый поворот — 3. Глобальная perestroika». В ней он заявил, что ответом на мировой кризис должен стать всемирный поворот к «неосоциализму».

Январь 2009 года — заключенным Кучмой был подан иск против Ходорковского, в котором тот обвинил бывшего главу «ЮКОСа» в сексуальных домогательствах и потребовал полмиллиона рублей в качестве компенсации морального вреда (по другим данным, иск появился еще в августе, он был подан в Ингодинский районный суд Читы, однако не был принят там в связи с неподсудностью, а позднее его перенаправили в Мещанский суд столицы). В том же месяце Мещанский суд Москвы, отклонив ходатайство адвокатов Ходорковского о личном участии их подзащитного в процессе, принял решение о том, что для рассмотрения иска «будет достаточно письменных объяснений ответчика». В феврале 2009 года, незадолго до даты начала слушаний по делу «Коммерсант-Власть» опубликовал интервью бывшего бригадира швейного цеха Краснокаменской колонии. В нем выдвигалась версия о том, что Кучму подать иск «надоумили» для того, чтобы Ходорковский не мог рассчитывать на условно-досрочное освобождение. В том же месяце стало известно, что Мещанский районный суд Москвы признал претензии Кучмы необоснованными и удовлетворить его иск в отношении Ходорковского отказался.

19 февраля 2009 года — Хамовнический суд Москвы постановил этапировать Лебедева и Ходорковского в Москву для рассмотрения второго уголовного дела. Несколько дней спустя адвокаты осужденных высказали мнение, что они уже доставлены в столицу. Процесс по делу начался 31 марта того же года. В его ходе Ходорковский и Лебедев неоднократно заявляли, что не понимают сути предъявленных им обвинений. Во время слушаний по делу Ходорковский и Лебедев содержались в СИЗО «Матросская тишина».

Июнь 2009 года — Невзлину и Ходорковскому был подан новый иск от покупателя акций «ЮКОСа» Владислава Чернышева, который потребовал возмещения ущерба на сумму свыше 900 тысяч рублей за сгоревшие акции. Именно в эту сумму истец оценил понесенный им материальный и моральный вред, причиненный ему неправомерными действиями Ходорковского и Невзлина.

В том же месяце журнал «Коммерсант-Власть» опубликовал статью Ходорковского, в которой тот представил масштабный план судебной реформы в России. В первую очередь, как утверждал автор статьи, стране необходим независимый суд, не подчиненный «ни „телефонному праву“, ни логике коррупции». Судебная реформа в России, по словам бывшего олигарха, должна предшествовать политической, иначе она может превратиться в фикцию. По мнению Ходорковского, судейскому сообществу необходимо передать ряд важных вопросов функционирования и развития судебной системы, в том числе формирование половины состава всех трех высших судов. Также в числе мер по реформированию судебной системы страны Ходорковский предлагал повысить изначальные требования к судьям, восстановить принцип несменяемости судей, ввести ограниченную неприкосновенность судей, установить выборность председателей и зампредов судов всех уровней самими судьями и порядок распределения дел между судьями по жребию, а также расширить сферу компетенции суда присяжных. «...Если президенту Медведеву удастся добиться возрождения в России независимой судебной власти, он войдет в историю президентом-освободителем. Независимо от того, удастся ли ему реформировать первую и вторую власть», — резюмировал Ходорковский.

Июль 2009 года — Конституционный суд РФ отказался принимать к рассмотрению жалобу Ходорковского, в которой он потребовал признать протворечащими конституции РФ некоторые положения статьей 160 («Присвоение или растрата») и 158 («Кража») Уголовного кодекса, по которым ему было предъявлено обвинение в 2008 году.

Август 2009 года — Хамовнический суд Москвы продлил арест Ходорковского и Лебедева до 17 ноября 2009, а затем он был продлен и до февраля 2010 года.

Октябрь 2009 года — один из свидетелей по делу ЮКОСа, бывший вице-президент «Томскнефти» Гурам Аванишвили, обвинил Ходорковского в «развале» нефтяной отрасли Томской области: по его мнению, приход Ходорковского привел к сокращению геологоразведочных работ и налоговых поступленйи в бюджет области.

В октябре 2009 года в газете «Ведомости» появилась статья Ходорковского «Модернизация: Поколение М». Она стала ответом на опубликованную в сентябре статью Дмитрия Медведева «Россия, вперед!», в которой президент рассказал читателям о своем видении «стратегических векторов экономической модернизации» страны. Комментируя статью главы государства, Ходорковский отмечал, что его удручает высказанное в ней обоснование возможности «начать модернизацию в России без отказа от авторитарной системы». По его мнению, президенту необходимо создать в стране особый социальный класс модернизаторов, так называемое поколение М, в основе которого должны быть профессиональные инноваторы, ученые, инженеры, представители гуманитарной интеллигенции. Идея Медведева о модернизации страны, по утверждению бывшего главы «ЮКОСа», «может не обернуться профанацией» в том случае, если он поручит ее таким людям.

Приблизительно в это же время в октябрьском номере журнала «Знамя» появились «Диалоги» писательницы Людмилы Улицкой и Ходорковского, представлявшие собой их переписку с октября 2008 года по июль 2009 года. В своих письмах Ходорковский рассказал о своем становлении, отношении к советскому и постсоветскому строю. Себя Ходорковский определял как «вольтерьянца, т.е. сторонника свободомыслия, свободы слова» и одновременно сторонника увеличения действительной роли государства в жизни российского общества. Он также отрицал нарушения закона со своей стороны, отмечая, что «законы у нас нормальные, не хуже и не лучше, чем в остальных странах, а вот с правоприменением, с судами — катастрофа».

Январь 2010 года — стало известно, что за «Диалоги» Ходорковский стал лауреатом литературной премии «Глобус», учрежденной Всероссийской государственной библиотекой иностранной литературы имени М.И. Рудомино и ежегодно присуждаемой за произведение, способствующее сближению народов и культур, опубликованное на страницах журнала «Знамя».

Февраль 2010 года — суд в очередной раз продлил арест Ходорковского и Лебедева. В апреле того же года защита Ходорковского подала прошение о вызове на процесс премьер-министра Путина, однако суд назвал просьбу «преждевременной».

После того как Хамовнический суд 14 мая 2010 года продлил срок ареста Ходорковскому и Лебедеву еще на три месяца, Ходорковский объявил бессрочную голодовку и обратился с открытым письмом к председателю Верховного суда РФ Вячеславу Лебедеву с жалобой на то, что незадолго до этого вступивший в силу закон запрещал заключать под стражу граждан, обвиняемых в экономических преступлениях без достаточных оснований. Впрочем, после того как в пресс-службе президента Дмитрия Медведева объявили о том, что он ознакомлен с открытым письмом Ходорковского, 19 мая тот принял решение об окончании голодовки. В тот же день суд принял прошение защиты о вызове на процесс высокопоставленных чиновников, в том числе главы Сбербанка Германа Грефа и министра промышленности и торговли Виктора Христенко. 24 мая бывший премьер-министр Михаил Касьянов выступил в суде в защиту бывшего владельца «ЮКОС», заявив, что деятельность этой и других нефтяных компаний тщательно контролировалась правительством, и потому обвиняемые похитить нефть не могли. Выступившее в суде в июне Греф и Христенко также фактически признали, что операции «ЮКОСа» соответствовали закону и были известны правительству.

Октябрь 2010 года — стало известно, что прокуратура снизила претензии к Ходорковскому и Лебедеву: к этому времени они уже обвинялись в хищении не 350 миллионов тонн нефти, а 218 миллионов тонн нефти. Сторона обвинения также заявила о намерении смягчить требуемое наказание, однако продолжала настаивать на доказанности вины бывших руководителей «ЮКОСа».

Осень 2010 года — Арбитражный институт торговой палаты Стокгольма вынес решение, согласно которому Россия в соответствии с условиями российско-британского соглашения о защите инвестиций обязана выплатить компании RosinvestCo UK Ltd (бывшему миноритарному акционеру «ЮКОСа») компенсацию ущерба в размере 3,5 миллиона долларов. По мнению экспертов, поскольку соглашение о защите инвестиций не гарантировало сторонам отсутствие коммерческих рисков, арбитраж решил, что причиной банкротства «ЮКОСа» стало не рискованное ведение бизнеса, а нелегитимные действия государства.

Декабрь 2010 года — Ходорковский был удостоен немецкой награды за правозащитную деятельность — медали имени доктора Райнера Хильдебрандта (Rainer Hildebrandt International Human Rights Award).

27 декабря 2010 года — Хамовнический суд признал Ходорковского и Лебедева виновными в хищении нефти и легализации средств, полученных преступным путем и приговорил их к 13,5 годам лишения свободы. Адвокаты обвиняемых заявили, что намерены подать апелляцию на решение суда.

Январь 2011 года — вышла книга «Михаил Ходорковский. Статьи. Диалоги. Интервью» (издательство «Эксмо»), в которую вошли разнообразные публикации Ходорковского, его переписка с писателями Чхартишвили, Улицкой и Борисом Стругацким, а также многочисленные интервью. Автором предисловия к книге выступил известный журналист Леонид Парфенов.

Начало февраля 2011 года — газета «Ведомости» напечатала открытое письмо Ходокровского Дмитрию Медведеву, в котором тот призвал президента «обеспечить независимость суда, а не просто ее декларировать». При этом бывший глава «ЮКОСа» заявил о наличии у него сведений о том, что на вынесшему ему приговор по второму делу судью Виктора Данилкина оказывалось давление.

Ходорковский женат вторым браком, его супруга Инна в прошлом работала экспертом в отделе валютных операций банка «МЕНАТЕП». У него четверо детей — сын от первого брака Павел, а также рожденные в браке с Инной Ходорковской дочь Анастасия и сыновья — близнецы Илья и Глеб. В прессе писали, что Павел Ходорковский с 2003 года жил в США и работал в интернет-компании, контролируемой Гусинским.

2009 год — у Ходорковского появилась первая внучка.

43534

lenta.ru

Оставьте комментарий

Copyright © 2011 - 2015 © Современные летописи ·